Маткапитал в Кургане расхищали устойчивой группой

Вынесен приговор по махинациям с маткапиталом на 40 миллионов. Обвиняемые уверены, что судить надо было матерей.
Курганский городской суд вынес приговор директору и одному из учредителей ООО «СК-Кредит» Алексею Сопегину. Он обвинялся в том, что в 2015 году создал «устойчивую преступную группу», которая занималась хищением средств материнского капитала. Второй учредитель Алексей Карпов обвиняется в том, что будучи заместителем директора в отсутствии Сопегина давал распоряжения, по сути выполняя роль начальника. Сопегин и Карпов говорят, что полностью невиновны, а судить надо самих мамочек, но на это государство не пойдет, поскольку надо тогда признать, что программа маткапитала в стране провалилась.

Официальные данные следствия

Об этом сообщает Криминальная Россия

Уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничеств») было возбуждено лишь спустя год после событий, в 2016 году, по материалам проверки УМВД РФ по Курганской области по расходованию средств материнского капитала. Как сообщили Znak.com в пресс-службе УМВД по региону, деятельность преступной группы была пресечена в результате оперативной разработки сотрудников УЭБ и ПК УМВД России по Курганской области.

По данным следствия, учредитель коммерческой организации и его заместитель, а также трое риелторов с начала 2015 года по апрель 2016 года оформляли целевые займы на приобретение объектов недвижимости женщинам — обладательницам материнского капитала, намеревавшимся улучшить жилищные условия. В задачу сотрудников агентств недвижимости входило приобретение недорогих участков в СНТ, районах области, с домами, фактически непригодными для жилья, либо отсутствовавшими на участке совсем, и оформление сделок купли-продажи. При этом стоимость объектов была значительно завышена. В ряде случаев мошенники перевешивали таблички на дома, не фигурировавшие в сделке, выдавая их за продаваемые объекты, а в документы вносили ложные сведения об объектах недвижимости.

Оформив заем, женщины снимали со счета и передавали участникам группы деньги в качестве оплаты за приобретаемое жилье и расходов за услуги агентства. Полученная же из Пенсионного фонда социальная выплата затем уходила на погашение кредита и процентов по нему. Для своих сделок участники организованной группы подыскивали через интернет юридически неграмотных женщин, проживающих в соседних регионах.

Всего в деле было 93 эпизода на сумму свыше 40 млн рублей.

«Лучше привлечь несколько человек, тихонько осудить, и все»

Как рассказали Znak.com Алексей Сопегин и Алексей Карпов, следствие не до конца разобралось в этой истории. Фактически же, по их мнению, спрашивать надо с регионального отделения Пенсионного фонда и самих мамочек. «Но кто будет судить мамочек?! Это же ведь резонанс на всю страну, тем более если сумма ущерба огромна. По сути, говорят они, это будет означать полный провал программы материнского капитала. Лучше привлечь несколько человек, тихонько осудить, и все», — говорит Алексей.

По словам Сопегина, роль его фирмы в этой истории сводилась лишь к тому, что они выдавали займы под материнские сертификаты. «К нам приходили мамочки с риелторами и самостоятельно, предоставляли документы на покупку недвижимости, под это мы давали им сумму до получения денег от государства по материнскому капиталу. Наша выгода с каждого займа составляла 10 тыс. рублей — проценты от выданной суммы», — говорит Алексей, подчеркивая, что точно такой же процент и по займам, не связанным с маткапиталом. По закону организация могла брать по договору займа любую сумму вплоть до половины материнского сертификата, а это более 200 тыс. рублей. «По сути, у нас не было никакого умысла брать с них дополнительно наличными деньгами. Умысел был у мамочек», — говорит Сопегин.

По его словам, такого же мнения придерживалась и старший следователь Лапина Ю.С., которая вела это дело. Как говорит Алексей, она высказывалась, что именно владельцы маткапитала имели умысел на хищение денежных средств, и если бы была её воля, она бы их всех признала обвиняемыми, а также высказывалась и о Регпалате, что они регистрировали несуществующие объекты недвижимости, не выезжая и не осматривая, утверждая, что они не обязаны, и об отделениях Пенсионного фонда.

«Причем в присутствии моего адвоката Елены Киселевой она говорила, что данная позиция (отказ от обвинения в адрес владелиц материнского капитала. — Znak.com) ей была навязана прокуратурой и рекомендовала обратиться „куда-то повыше“», — говорит Сопегин. Он отметил, что у него есть аудиозаписи этих разговоров, поскольку они с защитником настояли на аудиозаписях всех следственных действий, они приобщены к материалам его дела (эти аудиозаписи также есть в распоряжении Znak.com). «Достоверность аудиозаписи не оспаривалась ни прокуратурой, ни следователем», — подчеркивает Сопегин.

По его словам, женщины приезжали в Курган из Тюменской, Свердловской областей и с риелторами обходили офисы фирм, дающим займы, где наличка была, там и оформляли заем. То есть, подчеркивает он, никакого сговора не было.

В пользу его словам, по мнению Алексея, говорит и тот факт, что трое риелторов, проходящих по его уголовному делу, являются обвиняемыми по другим аналогичным делам, где в составе преступной группы состоят руководители других фирм по выдаче займов. «Как такое может быть, что члены одной ОПГ одновременно состоят в другой? И якобы совершали преступления в одно и то же время», — говорит он, отмечая, что один из риелторов уже осуждена по аналогичному делу на 7 лет лишения свободы.

«После разрешения на государственном уровне обществам с ограниченной ответственностью и кредитным кооперативам выдавать займы на приобретение жилой недвижимости в Курганскою область из близлежащих регионов потянулись владелицы сертификатов, — рассказывает Алексей Сопегин. — Не без помощи риелторов, конечно, которые, как выяснилось в ходе следствия, покупали не соответствующее требованиям жилье, которого в принципе не существовало, которое им было не нужно, а остатки денежных средств увозили домой и тратили их по своему усмотрению, то есть обналичивали. Вы скажите, как такое возможно, ведь было свидетельство, на основании которого они получали деньги, а потом относили документы в Пенсионный фонд?»

Сопегин отмечает, что такое стало возможным из-за дачной амнистии: «Собственники земельных участков и их представители, а их десятки, подавали недостоверные сведения в управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Курганской области, заполняя собственноручно и подписывая декларации упрощенной формы, где на бумаги из фантазий обрисовывали размеры дома и количество этажей. Все это делалось для того, чтобы продать и получить деньги». По его словам, в ходе расследования его дела следователь признавала сделки о покупке такого жилья незаконными, однако по решению Курганского городского суда (вынесено по иску Сопегина, его копия есть в распоряжении Znak.com) все сделки были признаны легитимными.

Так, по его словам, ни одна из допрошенных на очных ставках не подтвердила показания, которые давала оперативникам и следователям из Кургана о том, что их обманули. «Далее эти очные ставки оглашались и в суде, они есть в материалах уголовного дела. Более того, все мамочки говорили, что не получали от меня лично никаких денег, никакие объекты недвижимости я им не подыскивал, в поиске жилья не участвовал, никаких денег у них не брал. Все их показания сводятся только к тому, что у них было большое желание получить заем», — говорит Алексей. Более того, по его словам, на суде мамочки «последовательно показывали», что решения об обналичивании, распоряжении своим маткапиталом они принимали «свободно, самостоятельно и задолго до обращения в ООО „СК-Кредит“».

«Многие допрошенные в суде женщины говорили, что добровольно шли на преступление ради денег, что жилье им было не нужно и что давали показания, не соответствующие действительности. Практически все без исключения говорили суду, что деньги получали лично в кассе Сбербанка России, а затем добровольно передавали на те цели, которые задумали сами осуществить, — рассказывает Алексей Сопегин.

— Вот, например, свидетельница Зайкина заявляла в суде, что приобрела участок с ветхим домиком, с мужем его разобрали, а в 2017 году начали закупать материал. До этого они проживали в трёхкомнатной квартире со всеми условиями. Свидетельница Бузлукова заявила, что купила участок для того, чтобы получить деньги и строиться на другом участке, Яковлева обратилась к риелторам, чтобы купить что-то и чтоб деньги остались, поскольку мужу нужны были деньги на машину. Зубова заявила, что хотела и дом и деньги, чтобы сделать ремонт в своей комнате в общежитии».

По словам Алексея, как-то на допросе одной из мамочек судья спросила у женщины, говорит ли она правду, на что та ответила: «Не знаю».

Отметим также, что во время дачи показания на одном из заседаний суда представители отделения Пенсионного фонда Курганской области говорили (запись допроса есть в распоряжении Znak.com), что договоры займа ООО «СК-Кредит» были исполнены в полном объёме и все обязательства по договорам были исполнены, деньги до копейки заемщикам переведены. Кроме того, они пояснили суду, что проценты в договоре займа могли составлять любую сумму, вплоть до половины материнского сертификата и более, согласно российскому законодательству.

«Уже октябрь 2021 года, то есть с момента возбуждения уголовного дела прошло пять лет, и никто до сих пор не снял с учета несуществующие объекты недвижимости. Более того, согласно допросам в суде мамочек, те, кто приобрёл эти объекты недвижимости, ежегодно получают уведомление из налогового органа об уплате налога на земельный участок и дом, которого в принципе не существует. И заметьте, ни одна не обратилась в суд и не потребовала отмены налога и возмещения утраченных средств, — говорит Алексей Сопегин.

— И никто из мамочек за шесть лет ни разу не был на приобретённых объектах. Очень странно, не правда ли? И ни одна не обратилась в органы полиции и прокуратуры с заявлением о мошенничестве».

По словам Алексея, «все его уголовное дело представляет собой просто клубок несуразностей, передергиваний и подтасовок, не имеющих ничего общего с правосудием и законностью. Все обвинение в суде строилось на голословных показания риелторов, также проходящих обвиняемыми по этому делу и по другим аналогичным делам, где представители фирм, дающих займы, либо полностью, либо частично признавали свою вину».

«Нельзя всех под одну гребенку, потому что просто так сложилась судебная практика. Каждое дело индивидуально», — говорит он.

Приговор

Как сообщили Znak.com в пресс-службе суда Кургана, по приговору суда Алексей Сопегин был признан невиновным по предъявленному обвинению в 33 преступлениях, предусмотренных частью 4 статьи 159.2 УК РФ («Мошенничество при получении выплат») и оправдан за непричастностью с признанием права на реабилитацию. Но суд признал его виновным в совершении 60 преступлений по части 4 статьи 159.2 УК РФ, а также по пунктам «а», «б» части 4 статьи 174.1 УК РФ («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых лицом в результате совершения им преступления»). По совокупности ему было назначено наказание 10 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Алексей Карпов был признан невиновным в 11 преступлениях, предусмотренных по часть 4 статьи 159.2 УК РФ за непричастностью, суд признал за ним право на реабилитацию. Между тем он был признан виновным в совершении 29 преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159.2 УК РФ и пунктами «а», «б» статьи 174.1 УК РФ. По совокупности ему было назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Как заявил Алексей Сопегин после приговора, относясь с уважением к суду, он с вынесенным приговором не согласен, и будет обжаловать его в вышестоящей инстанции путём подачи апелляционной жалобы.

Источник: Редакция

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


Загрузка...

СМАРТ-БЛОГИ